Uber для вагонов

Службы считают, что это снизит стоимость перевозки, грузоотправители и операторы не разделяют оптимизма.

Вспомните, что произошло с рынком таксомоторных услуг, когда появились эти компании-посредники, та же ” Яндекс.Такси”. Наверное, потребителю хорошо нажать кнопку на Ipad – и через пять минут у твоих ног останавливается такси”, – привел пример руководитель ФАС Игорь Артемьев, говоря о пользе электронной площадки вагонов, создание которой служба обсуждает с РЖД.

ФАС определила основные параметры работы такой площадки. “Ведомости” ознакомились с материалами ФАС. Механизм схож с агрегаторами такси. Грузоотправитель регистрируется в электронной системе, указывает вид груза, необходимое количество вагонов, место отправки и назначения. После интерактивного согласования система бронирует под заказчика “ближайший доступный вагон”. Грузоотправитель оплачивает услугу и отслеживает статус заказа. Стоимость перевозки для грузоотправителя будет рассчитываться исходя из инфраструктурной и локомотивной составляющей по прейскуранту, стоимости порожнего пробега (60% от груженого), а также вагонной составляющей. Стоимость перевозки будет снижаться за счет эффекта масштаба, говорит представитель ФАС. Сейчас в цене 1 т угля, поставленного из Кузбасса в порт на Дальнем Востоке, половина – это транспорт, говорит собеседник в крупной горно-металлургической компании.

Вагонный парк планируется сформировать за счет операторов: они разместят часть подвижного состава на площадке на определенный срок, например на квартал, предлагает ФАС. Операторы заключат в РЖД договор об “оперативном управлении”. РЖД должна будет привлекать вагоны оператора к перевозке, обеспечивать диспетчеризацию. Фактически РЖД будет не участником рынка, а агентом – организатором электронных торгов, объясняет представитель ФАС. За услуги монополия будет получать 1% от доходов площадки. На первом этапе в проекте поучаствует ФГК и другие крупные операторы, а также лизинговые компании, рассчитывает ФАС. Доходы оператора – все, что останется после вычитания из общих доходов расходов РЖД, ее агентского вознаграждения, расходов за порожний пробег.

Президент РЖД Олег Белозеров сказал, что РЖД заинтересована в появлении такого инструмента. “Мы точно хотели бы, чтобы абсолютно прозрачный формат заказа доставки существовал”, – подчеркнул он. От дополнительных комментариев представитель РЖД отказался. Площадка заработает с 2017 г., говорит представитель ФАС.

Чтобы такой проект заработал, на площадке должно обращаться не менее 150 000 полувагонов, а лучше – от 200 000, оценивает гендиректор “Infoline-аналитики” Михаил Бурмистров. Всего сейчас на сети 490 000 полувагонов, в том числе 30 000 инновационных. Участие операторов в работе площадки будет добровольным, говорит представитель ФАС: “Но мы верим, что операторы пойдут за новыми клиентами”. Представители ФГК и “Трансойла” от комментариев отказались. Получить комментарий представителя ПГК не удалось. Массового перехода участников на площадку ждать не нужно, говорит аналитик “Атона” Михаил Ганелин: у крупных грузоотправителей поставки отлажены, а у операторов оптимизирован порожний пробег. Это еще одна попытка РЖД вернуть парк, но монополия менее эффективна, чем частные операторы, говорит источник в одном из операторов: могут возникнуть перебои с вагонами, перевозки подорожают. А доход оператора в этой схеме не гарантирован, указывает собеседник.

Подобная схема повысит конкуренцию за вагон и в итоге транспортные затраты только вырастут, считает источник в горно-металлургической компании. Предложение ФАС – это коллективизация парка, она не решит проблем порожнего пробега, может привести к административному распределению ресурсов и в конечном счете к госплану и дефициту, скептичен директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ Михаил Блинкин.

http://www.vedomosti.ru/